Форум мужского движения

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум мужского движения » • Составление FAQ и других обзорных материалов » История семейной политики в советский период


История семейной политики в советский период

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Участвуя на форумах в обсуждении положения мужчин в современной российской семье, я столкнулся с тем, что практически никто не представляет реальную историю семейного законодательства в советский период. Большинство пребывает в уверенности, что нынешнее семейное законодательство большевики установили сразу после революции почти в том же виде, в каком оно существует в настоящее время. Всегда у профеминистически настроенных оппонентов удивление вызывает упоминание о сталинской семейной политике, результатом которой, пусть и на короткое время, стало фактическое восстановление большинства норм имперского семейного законодательства.

Выкладываю здесь отрывок из статьи М. Рабжаевой "ИСТОРИКО-СОЦИАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРАКТИК СЕМЕЙНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИИ ХХ ВЕКА". Статья вполне в духе феминизма и "гендерных исследований", но в ней изложены факты, показывающие эволюцию политики государства в сфере брака и семьи. Полностью статья здесь: http://www.el-history.ru/node/326

Выделяется несколько принципиально разных по своей направленности и влиянию на внутрисемейные отношения и структуру семьи периодов в истории социальной политики советского государства.

Первый период (1917 г. - середина 20-х гг. - начало 30-х гг.) часто называют временем радикального переустройства института семьи и сексуальной революции в России. Он характеризуется либеральным законодательством и легитимацией ряда запрещенных в имперский период индивидуальных, в том числе сексуальных, прав и свобод.

Советская власть декретом «О гражданском браке, детях и ведении книг актов гражданского состояния» 1917 г. утвердила единую процедуру гражданской, светской регистрации брака, отменив церковную регистрацию, бытовавшую до революции в качестве единственно легитимной и легальной. Было узаконено формальное равенство женщин и мужчин во всех сферах жизни, в доступе к работе, образованию, социальным услугам и благам. Россия была не только одной из первых стран мира, провозгласившей равенство полов, но и первой страной, в которой начала проводиться направленная социальная политика по созданию условий для реализации равных прав и равных возможностей для женщин. Благодаря этому в СССР на практике была создана одна из первых эмансипаторских в отношении женщин и детей систем социального обеспечения.

Эмансипации женщин во многом способствовали введение облегченной процедуры развода и легализация абортов. В 1917 г. с принятием декрета «О расторжении брака» процедура развода стала светской и доступной. Дела о разводах, возбужденных в одностороннем порядке, были переданы из церковного ведения в ведение местных судов. Принятый в 1920 г. Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве упрощал процедуру развода: по взаимному согласию он происходил в ЗАГСе, а по заявлению одного из супругов – в суде. В суде дела слушались без участия заседателей, а в случае неявки обоих супругов – заочно.

Постановление Наркомата здравоохранения и Наркомата юстиции 1920 г., разрешавшее искусственное прерывание беременности в медицинских учреждениях, было первой в европейской истории практикой легализации абортов. Как бы ни оспаривали сторонники движения «prolife», это было большим шагом в эмансипации российских женщин, ибо позволяло им самим контролировать собственную сексуальность и фертильность. Надо отметить, что введение бесплатного аборта в медицинском учреждении с обеспечением «максимальной безвредности» для здоровья было благом для большинства российских женщин, живших в нужде, страдавших от сложностей быта и отсутствия постоянного и надежного партнера. Так, в 1925 г. 60,4% женщин, сделавших аборт в Ленинграде, объясняли свой поступок крайней нуждой. Как указывает Н. Б. Лебина, потребность в бесплатных абортах была столь велика, что в Ленинграде в 1924 г. вышло постановление о формировании абортных комиссий, которые устанавливали очерёдность на производство бесплатной и легальной операции аборта в медицинских учреждениях. Приоритетом пользовались работницы ленинградских заводов.

Среди эмансипаторских мер советской социальной политики в отношении женщин и детей стоит указать пропаганду и частичную реализацию освобождения женщин от «быта» (снятие и разделение с государством ответственности женщин за рекреационные функции семьи и социализацию детей). В 20-х гг. появились теоретические работы Александры Коллонтай, в которых ставился вопрос о необходимости введения специальной государственной политики в отношении семьи и женщин. А.Коллонтай, впитав феминистские идеи начала ХХ века о глубоко неравных, патриархатных отношениях в семье и обществе, предлагала отказаться от традиционных форм семьи и семейной жизни. Она писала о необходимости «революции быта», реорганизации частной и семейной жизни путем социализации домашнего труда (включении женщин в производство, оказании материальной поддержки матерям, организации общественных столовых, прачечных, ремонтных мастерских, яслей, детских садов).

Однако между революционными риториками о равенстве женщин и мужчин и их воплощением существовали значительные расхождения. При упрощении процедуры развода, неразвитости социальных служб и отсутствии обязательной и фиксированной поддержки со стороны государства женщины, особенно с несовершеннолетними детьми, были экономически зависимы от своих мужей. В городе и деревне оставленные (разведенные) матери с несовершеннолетними детьми вели нищенское существование.

Проблема усугублялась введением в семейный кодекс 1918 г. дореволюционной, распространявшейся ранее на дворян и городское сословие имперской нормы о раздельном владении супругами имущества. Однако распространение норм, защищавших ранее экономические интересы женщин привилегированных классов, на все население страны привело к неожиданным результатам. В случае развода ущемлялись интересы неработающих женщин, ибо они, не имея собственного дохода и имущества, не имели права и на семейное имущество, заработанное мужем в браке, ибо согласно кодексу 1918 г. брак не создавал общности имущества супругов. Это приводило к сильной экономической зависимости женщин (особенно с детьми) от мужей, ибо подавляющее большинство женщин в 20-х гг. не работали и не имели собственных доходов.

Ситуация изменилась только в 1926 г., когда был принят новый Кодекс о браке, семье и опеке (КЗоБСО), заменивший раздельность супружеского имущества его общностью. Супруги, не имевшие самостоятельного дохода, получали права на часть имущества семьи. Помимо этого Кодекс вводил единый брачный возраст для женщин и мужчин – 18 лет (Декрет о браке 1917 г. устанавливал возрастную норму для женщин в 16 лет, а для мужчин – в 18 лет); придавал правовое значение фактическим брачным отношениям (что, однако, привело к правовой неопределенности, так как не регулировались вопросы параллельного существования нескольких фактических сожительств или зарегистрированного брака и фактического); упрощал процедуру развода: развод производился в ЗАГСе, а не в суде, и в заявительном одностороннем порядке (второму супругу лишь сообщалось о факте развода, его присутствие при разводе было необязательным); восстанавливал институт усыновления, отмененный Семейным Кодексом 1918 г.

В целом, по мнению С. Чуйкиной, семейная идеология тех лет характеризовалась двумя важнейшими принципами: 1) декларированным стремлением к достижению равенства возможностей мужчин и женщин в профессиональном плане и равенства ответственности в семейной жизни и в родительстве; 2) принципиальной открытостью публичных дискуссий о семье, любви, сексе. Однако это было лишь декларированное равенство, ибо реалии семейных практик, при облегчении процедуры развода, вели к полному переносу ответственности за детей на женщин. Кроме того, у строящегося советского государства не было ресурсов для осуществления объявленных программ по освобождению женщин от быта и от ответственности за воспитание детей.

Таким образом, первый период в истории советской социальной политики характеризовался многоукладностью и разнообразием форм семейной жизни. Апробировались и легализовывались как разные формы семейных союзов (гражданский брак, гомосексуальные союзы, тройственные союзы, семьи-коммуны, и т.д.), так и государственные практики социальной поддержки матерей и несовершеннолетних детей.

Конец политики сексуальных свобод и социального экспериментаторства в сфере семьи, как указывает И. Н. Тартаковская, был ознаменован появлением статьи директора института Маркса-Энгельса Дмитрия Рязанова «Маркс и Энгельс против ”вульгарного коммунизма” и половой вседозволенности (1927 г.)». В этой и в ряде других официальных публицистических статей осуждались сексуальная свобода, разврат, невоздержанность; поднимались вопросы защиты прав матерей с несовершеннолетними детьми.

Однако отношение к либеральным свободам стало меняться несколько ранее, когда в 1926 г. в прессе «поднялась волна» по так называемому Чубаровскому делу – случаю группового изнасилования рабочими молодой крестьянки, приехавшей учиться в Ленинград (этот случай произошел в Чубаровом переулке в Ленинграде). В прессе появились многочисленные статьи, обзоры, отклики читателей и даже стихи, осуждавшие случившееся и требовавшие сурового наказания для насильников. К этому времени криминал в Ленинграде в основном был взят под контроль, а общество вышло из состояния анемии и стало относиться к подобным преступлениям против личности как к нетерпимым девиациям. Разгул насилия и сексуальная разнузданность, царившие в обезлюдевшем и обессиленном городе в 20-е годы, стали неприемлемы в ходе «строительства» Ленинграда как индустриального и образовательного центра советского государства. Советскому государству для осуществления проекта эмансипации женщин, вовлечения их в стремительно индустриализировавшуюся экономику, необходимо было обеспечить безопасность молодых женщин на производстве, в общественной сфере. Изнасилование, тем более групповое, принимало характер антисоциального акта, подрывающего доверие к новому социальному порядку.

Ужесточение моральных норм и ограничение сексуальных свобод сказались и на отношении к абортам. В 1926 г. были полностью запрещены аборты женщинам, забеременевшим впервые или перенесшим эту операцию менее полугода назад. Попутно, с середины 20-х гг. началась кампания против абортов, в ходе которой осуждался эгоизм нерожающих женщин, вред операции аборта для женского организма. Следующим шагом по пути ограничения доступности аборта стало введение платы за эту операцию. Отказ государства от контроля над фертильностью был связан, с одной стороны, с тотальной нехваткой ресурсов, необходимых для реализации утопичной социальной политики первых лет Советской власти. С другой стороны, можно предположить, что сам масштаб востребованности абортных операций был большой неожиданностью для настроенных вполне традиционно и патриархатно первых советских правителей и законодателей. Далее последовало введение полного запрета на аборт в советских медицинских учреждениях и уголовной ответственности за криминальный аборт для самой женщины, врача, лиц, выполнявших посреднические функции.

Так в середине 20-х – начале 30-х гг. начался второй период в истории советской социальной политики, продолжившийся вплоть до середины 50-х гг. Исследователи характеризуют его как период введения репрессивного законодательства в отношении семьи, сексуальности и ответственности женщин и мужчин за сексуальные отношения и родительство. По мнению ряда отечественных и зарубежных исследователей, введение репрессивных мер в семейную политику было связано с необходимостью увеличения рождаемости. Однако помимо этого собственно «демографического» объяснения существует и другое – «стратегическое». Советское государство стояло перед сложной задачей создания индустриальных рабочих из крестьян, ставших “новыми горожанами”. Для этого их надо было убедить в приоритетности интересов государства перед интересами индивидов и их семей. Изменение социальной политики было связано с установлением не только нового, коммунистического социального порядка, но и новой трудовой дисциплины в стремительно индустриализировавшемся обществе.

Именно в 30-е гг. получила широкое распространение малая (нуклеарная) семья. Ее появление – это своего рода «побочный» продукт сталинской индустриализации, связанный с характерной для индустриальных обществ тенденцией к индивидуализации частной жизни и масштабным миграциям. Постепенно менялся и характер внутрисемейных отношений – происходил отход от модели авторитарно-патриархатных отношений к более демократичным и равноправным, как между супругами, так и между родителями и детьми. Изменение отношения к ребенку/детям выражалось в изменениях репродуктивного поведения супругов (репродуктивный период регулировался и сужался контрацептивными практиками, а количество детей снижалось до одного-двух), а главное – в становлении семьи детоцентристского типа.

Семейная политика Советского государства эволюционировала в сторону ужесточения законодательства по пути «принудительной стабилизации семьи». Указ Президиума Верховного Совета СССР 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении Ордена «Материнская слава» и медали «Материнство» вновь менял статус и конфигурацию и семьи, и внутрисемейных отношений. Он придавал правовое значение только зарегистрированным бракам (при этом всем лицам, вступившим в фактические брачные отношения в период с 1926 г. по 1944 г., предписывалось зарегистрировать брак, в противном случае брак объявлялся недействительным). Указ ужесточал процедуру развода: было введено обязательное судебное разбирательство при разводе, с процедурой примирения в народном суде и решением дела по существу только в вышестоящей судебной инстанции; брак расторгался только в случае признания судом необходимости его прекращения; делам о разводе стала придаваться широкая огласка (публичное судопроизводство, с привлечением свидетелей, обязательная публикация в местной прессе объявлений о слушании дел о разводах).

Указом также запрещалось установление отцовства в отношении детей, рожденных вне брака, что фактически вновь вводило понятие «незаконнорожденный», ибо дети, рожденные вне брака, не могли получить фамилию отца, даже если последний давал на это согласие. Ребенку присваивалась фамилия матери, а в свидетельстве о рождении (метрике) в графе «отец» – ставился прочерк. Как указывает исследователь семейного права М. В. Антокольская, «этот указ отбросил наше законодательство на столетие назад». Таким образом, вся ответственность за внебрачную близость ложилась на женщину и впоследствии на ее ребенка. Государство снимало ответственность за внебрачного ребенка с отцов и перекладывало ее на матерей и частично на себя, обязавшись выплачивать ежемесячные пособия на каждого рожденного вне брака ребенка. Так решался вопрос воспроизводства населения в военные и послевоенные годы.

Эти изменения в законодательстве о семье выполняли одновременно две чрезвычайно важные и амбивалентные задачи в области семейной политики (с управленческой точки зрения эти задачи были решены оптимально, с минимальными для государства ресурсными затратами): первая, практическая задача, была связана со стимулированием рождаемости в условиях войны и ликвидацией демографического перекоса полов (нехватки мужчин); вторая задача – идеологическая – была связана с потребностью стабилизации общества и постулированием (введением) семейных норм жизни малой семьи.

Вторая задача была предельно важна, ибо в условиях войны, массовых миграций, эвакуации, плена, оккупации происходил распад семей, и государство путем ограничения разводов стремилось ограничить индивидуальные свободы и индивидуальную мобильность своих граждан. С другой стороны, в военных и послевоенных условиях реальной нехватки мужчин нормой повседневной жизни становилась материнская семья, поэтому было необходимо ввести в повседневность понятие «нормальной» семьи, состоящей из отца, матери и ребенка/детей. Понятие нормы семьи задавалось через конструирование понятия неполная семья, через дискредитацию фактических браков и материнских семей, введение в повседневную практику понятия «незаконнорожденный».

Третий период в истории советской социальной политики в отношении семьи начался после 1953 г. и продлился до распада СССР в 1991 г. Он характеризовался постепенным «смягчением» практик государственного нормирования семейных и внутрисемейных отношений. Указами Президиума Верховного Совета СССР в 1954 г. была снята уголовная ответственность за подпольный аборт, а в 1955 г. разрешен аборт по медицинским и социальным показаниям. Тогда же, в 1955 г. отпуск по уходу за ребенком был увеличен и составил 56 дней до и 56 дней после родов, введен оплаченный больничный лист по уходу за заболевшим ребенком и т.д.

В таком виде законодательство о семье просуществовало вплоть до 1968 г., когда были приняты Основы законодательства о браке и семье Союза СССР и республик. В 1969 г. с опорой на эти Основы в РСФСР был принят республиканский Кодекс о браке и семье. Новое законодательство значительно упростило процедуру развода (через ЗАГС, в спорных случаях – через суд), узаконило аборт по личному выбору женщины, признало право установления отцовства в добровольном и в судебном порядке, подтвердило режим общей собственности для супругов, регулировало алиментные отношения.

В 80-х гг. были реализованы вполне «социал-демократические» меры в области социальной политики в отношении женщин-матерей: введены единовременные пособия на каждого ребенка, частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до одного года, ряд производственных льгот работающим матерям. В течение 80-х – начала 90-х гг. был увеличен оплачиваемый до- и послеродовой отпуск до 70 дней (вместо 56), продлен до 1,5 лет частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, введен отпуск по уходу за ребенком с 1,5 до 3 лет без содержания, но с сохранением рабочего стажа (дающего право на пенсию) и рабочего места, а также ряд других протекционистских мер по защите и стимулированию материнства. Эти действия советского государства можно определить как реализацию варианта социал-демократической модели социальной политики с высоким уровнем занятости и низким уровнем бедности, универсальным правом всех граждан на государственное социальное обеспечение и протекционистскими мерами по защите интересов выделенных социальных групп (в данном случае – работающих матерей и несовершеннолетних детей).

Подводя итоги, укажем, что, начиная с середины 30-х гг., в нашей стране сложился особый подход к семье, который просуществовал вплоть до начала 90-х гг. Для этого подхода были характерны следующие черты: 1) семья понималась как важнейший институт советского общества, поэтому находилась под контролем государства и партии; 2) материнство рассматривалось как важная социальная и государственная функция женщин и поддерживалось государством морально и материально; 3) государство брало на себя львиную долю ответственности за воспитание, образование, охрану здоровья детей; 4) матери несли ответственность за семью и семейный быт; 5) матери несли ответственность за детей (за их здоровье, учебу, успешную социализацию).

2

матери несли ответственность за семью и семейный быт; 5) матери несли ответственность за детей

Бабское вранье. Какую еще ответственность они несли?
На сайте 1papa.ru есть хороший обзор советского семейного законодательства.

3

Superbizon81 написал(а):

На сайте 1papa.ru есть хороший обзор советского семейного законодательства.

Да я читал этот материал. Но в этом отрывке, который я запостил, как-то более чётко определена хронология. Я выделил то, на что, собственно, стоит обратить внимание. Остальное - это "гендерная" вода. И само отношение, резко негативное, к норме о раздельности имущества, которую большевики сначала сохранили, и критика сталинского "отката на сто лет назад" - интересно и показательно. Если феминисткам эти нормы не нравятся, значит, они правильные.

4

Советская власть с первых же дней провозгласила полное равенство в правах внебрачных детей с детьми, рожденными в браке. В ст. 10 Декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 18 декабря 1918 года “О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния” указывалось “Дети внебрачные уравниваются с брачными относительно прав и обязанностей как родителей к детям, так и детей к родителям”. С тех пор факт наличия или отсутствия регистрации брака родителей не влияет на правовые отношения ребенка и отца при условии, что происхождение ребенка было удостоверено в установленном законом порядке. Первый советский кодифицированный семейно-правовой акт – Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве, принятый 22 октября 1918 года, предоставил широкие возможности для установления отцовства. Мать ребенка, рожденного вне брака, имела право не позднее, чем за три месяца до рождения подать заявление в отдел ЗАГСа с указанием имени и места жительства отца. Лицо, указанное в таком заявлении, могло в течение двух недель оспорить правильность такого заявления в судебном порядке. Если заявление не оспаривалось, отцовство считалось установленным. Суд при рассмотрении дела об установлении отцовства исходил из презумпции истинности заявления матери и широко использовал такое “доказательство” отцовства, как “наружное сходство” и такие доводы, как, например: “матери лучше знать, кто отец ребенка”, “матери нельзя не верить”, “должен же кто-то быть отцом ребенка”. Таким образом, можно сделать вывод, что по Кодексу 1918 года существовала “презумпция истинности заявления матери, которая “могла быть опровергнута ответчиком только посредством  активных розысков действительного отца”.

Если выяснялось, что в момент предполагаемого зачатия ребенка женщина находилась в сожительстве с несколькими мужчинами и установить, кто является отцом ребенка невозможно, суд мог взыскать алименты со всех этих лиц в долевом отношении.

Такое положение, как тогда говорили в шутку – “кооператив отцов”, вызывало серьезное порицание.

[ :D ]

В связи с этим в ст. 32 Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР, принятого 19 ноября 1926 года, правило было изменено, и теперь, если суд при рассмотрении вопроса об отцовстве устанавливал, что мать ребенка в период зачатия была в половых отношениях с несколькими лицами, то он выносил решение о признании одного из этих лиц отцом ребенка и возлагал на него обязанности, предусмотренные законом.  Провозглашенный в Советском государстве принцип “свободы любви” проявился в Кодексе 1926 года приданием правового значения фактическим брачным отношением. Целью этого нововведения было освобождение семейных отношений от влияния церкви. Однако это имело отрицательные последствия: “Упразднение церковного брака изменило взгляд населения на институт брака, что породило существование значительного числа незарегистрированных браков”.

Данный кодекс наряду с судебным порядком установления отцовства предусматривал регистрацию отцовства в органах ЗАГСа.

Запись об отце внебрачного ребенка производилась по заявлению матери, поданному во время беременности или после рождения ребенка. Если в течение года  не возбуждался спор против матери о неправильности ее заявления, то отцовство считалось установленным. Суды были ориентированы на то, чтобы любое дело об установлении отцовства заканчивалось его установлением. В качестве средства доказывания использовалась экспертиза сходства между ребенком и ответчиком. Проводилась она без достаточных научных оснований врачом и художником. При этом часто считалось что “если имеется 10% сходства, то отрицать отцовство нельзя”. Конечно, использование экспертизы сходства в качестве доказательства не   могло способствовать установлению истины по делу, и поэтому в дальнейшем она была исключена из практики судебных органов (п. 8 Постановления Пленума Верховного суда СССР от 15 ноября 1939 года “О судебной практике по делам о признании отцовства и о взыскании средств на содержание детей”).

Отсюда: http://edu.dgu.ru/DGU/URFAK/CATH_GR_PROC/SW/01.htm

5

http://edu.dgu.ru/DGU/URFAK/CATH_GR_PROC/SW/01.htm

Важным этапом в истории правового положения детей, рожденных от лиц, не состоящих в браке, стал Закон от 3 июня 1902 г. Он заменил термин “незаконнорожденный” на “внебрачный”. По данному Закону отец ребенка был обязан предоставлять содержание не только ребенку, но и матери. В подтверждение этого права на содержание принимались любые доказательства. Важным изменением в законодательстве было то, что эти иски о содержании внебрачного ребенка рассматривались в порядке гражданского, а не уголовного судопроизводства. Добровольное признание отцовства не допускалось. Права такого ребенка представляла только мать, а отец имел предпочтительное право для назначения его опекуном. Фамилия ребенку давалась по фамилии матери, но только если она выражала на это согласие. Отчество записывалось по имени крестного. Данным законом отменялся запрет на узаконение детей, рожденных от прелюбодеяния, но, как и узаконение других детей, оно было возможно только в случае заключения брака между родителями.

Таким образом, выясняется, что до 1902 года мать внебрачного ребёнка не имела права на получение содержания от его отца, а иски о содержании ребёнка рассматривались в порядке уголовного судопроизводства, т.е. содержание внебрачного ребёнка трактовалось как наказание. По сути 1902 год - это начало создания алиментной системы в России.

6

Владислав написал(а):

Таким образом, выясняется, что до 1902

Надо статью на эту тему писать! Всё систематизировать и подвести черту. На такую статью можно давать ссылки. А на форумах всё как бы теряется и постепенноо заносится тиной и флудом!  :writing:

7

Ситуация изменилась только в 1926 г., когда был принят новый Кодекс о браке, семье и опеке (КЗоБСО), заменивший раздельность супружеского имущества его общностью. Супруги, не имевшие самостоятельного дохода, получали права на часть имущества семьи.

Вот тут-то все и началось.. Как может имущество в семье быть общим? Оно может бвть или мое или чье-то другое. Или украденное у меня, не важно как и кем, хоть даже и государством. Вывод - Государство главный вор и грабитель с дыркой между ногами.

вся ответственность за внебрачную близость ложилась на женщину и впоследствии на ее ребенка. Государство снимало ответственность за внебрачного ребенка с отцов и перекладывало ее на матерей и частично на себя, обязавшись выплачивать ежемесячные пособия на каждого рожденного вне брака ребенка.

Как будто это что-то плохое...

поэтому было необходимо ввести в повседневность понятие «нормальной» семьи, состоящей из отца, матери и ребенка/детей. Понятие нормы семьи задавалось через конструирование понятия неполная семья, через дискредитацию фактических браков и материнских семей, введение в повседневную практику понятия «незаконнорожденный».

Замечательное решение. Убрать бы еще "общее имущество" и алиментный грабеж, то все было бы очень и очень неплохо..

По сути 1902 год - это начало создания алиментной системы в России.

Совершенно верно.

8

Если государство начинает свою разбойную деятельность с семьи - главного прибежища человека, причем грабит мужчин, то коррупция и преступность не должна вызывать ни капли удивления и порицания. Это просто форма борьбы с государством - бандитом ,и ,также, форма бандитского с ним же сосуществования.

9

Владислав написал(а):

Большинство пребывает в уверенности, что нынешнее семейное законодательство большевики установили сразу после революции почти в том же виде, в каком оно существует в настоящее время. Всегда у профеминистически настроенных оппонентов удивление вызывает упоминание о сталинской семейной политике, результатом которой, пусть и на короткое время, стало фактическое восстановление большинства норм имперского семейного законодательства.

Большинство вообще думает, что так и было всегда, тяжкая доля мужика-раба.
Большевики в 17-м сделали главное, они сломали все нормы, они отменили брак как институт.
Потом уже оттачивали законы сообразно обстановке. Но в главном они последовали марксу-энгельсу по пути уничтожения семьи. Сталин был конечно по образованию священник и знал правила и законы жизни прописанные давно. Конечно большевики дав равенства и свободы, отменив власть мужа столкнулись с явлением умирания семьи и развратом. Как то правили эту ситуацию, но это лишь маневры. Не надо делать из революционеров архитекторов, красные помешаны на истреблении всего живого.

10

Кстати, заметьте, те меры которыми пытались скрасить падение демографии и культуры дают результаты из опыта всех стран. Эдакая замазка в трещинах фундамента, закрывает, но не несёт силовой поддержки фундаменту.
Всё крутится конечно вокруг развода, аборта, алиментов, пособий, имущества, права на детей.
Ещё Гитлер рекомендовал на территориях России бесплатные аборты, разврат, безбрачие, секты, бесплатные контац-вы. Обратное улучшает положение. Однако это принуждение, коим брак всегда являлся.
Если же институты брака и семьи не разрушены, то все эти вопросы решаются естественным образом, сообразно культуре и канонам.
Я обвиняю красных в том, что они с 17-го года уничтожили брак и семью законодательно. Они сохранили это законодательство и поныне, отточив его под деградацию семьи. Маневры не имеют значения.

Нужен новый закон о браке и семье. И если кому кажется, что можно кое-где подтянуть, и затянуть удила, то что происходит далее видно из истории: гниль возвращается снова.

11

11 написал(а):

Конечно большевики дав равенства и свободы, отменив власть мужа столкнулись с явлением умирания семьи и развратом. Как то правили эту ситуацию, но это лишь маневры.

Так Сталина жизнь заставила сделать то, что он сделал. Это несомненно. Огромные потери мужского населения в войне вынудили государство вернуться к нормальному порядку вещей.

12

Владислав написал(а):

вынудили государство

Вот именно, государство. Семья же не должна следовать государству. Это принципиально, нельзя запускать государство в семью, как это сделали большевики. У народа мнение, что государство решит всё. Это марксизм. Всё решает народ, тоесть мужчины главы семей. Это разгадка демографической головоломки и БОЛЬШАЯ разница с фуфлом марксизма.

13

Так из вышеперечисленных постов получается что с правами баб ещё при царе играться начали? Тут не Лёвушки Проклятого идейки? Так его вроде в 1913 прокляли.

14

oleg2222 написал(а):

Так из вышеперечисленных постов получается что с правами баб ещё при царе играться начали?

Ну в общем да. Началось всё ещё до революции. Отменили уголовную ответственность за супружескую измену, вместо понятия "незаконнорожденный" стали "политкорректно" писать в законах "внебрачный ребёнок", ввели обязанность отца этого самого внебрачного ребёнка содержать мать в случае её неспособности себя обеспечить во время ухода за новорождённым, на аборты стали смотреть сквозь пальцы, хотя формально действовали уголовные статьи за аборт. До советской алиментной системы было ещё очень далеко, никаких 25-50% алиментов никто и не думал устанавливать, в соответствующих статьях гражданского законодательства везде оговаривалось, что содержание внебрачных детей со стороны отца должно производиться только в случае нужды и по его средствам, а также внебрачные дети были лишены прав на наследование имущества отца и родителей матери по закону.

Конкретно в вопросе статуса внебрачных детей Сталин пошёл гораздо дальше "назад", полностью запретив установление отцовства таких детей, с соответствующим лишением отцов всех прав на внебрачных детей и снятием с них какой бы то ни было ответственности за содержание последних.

15

11 написал(а):

Однако это принуждение, коим брак всегда являлся.
Если же институты брака и семьи не разрушены, то все эти вопросы решаются естественным образом, сообразно культуре и канонам.
Я обвиняю красных в том, что они с 17-го года уничтожили брак и семью законодательно. Они сохранили это законодательство и поныне, отточив его под деградацию семьи. Маневры не имеют значения.

Согласен, но, тем не менее, обвинять Сталина в этом не стоит. Это, к сожалению, обычный ход истории после революции. Однажды разрушенный институт сам собой восстановиться не может, его можно восстановить только с применением государственного насилия.

Читал как-то давно сборник статей "Из глубины", не помню автора, это кто-то из веховцев, так вот там правильно отмечено, что революция проходит три стадии: революционизм, когда разрушается старый порядок вещей, затем приходит анархизм, при котором полностью отсутствуют понятия нормы и отклонения от неё, и после этого начинается третий этап - деспотизм, когда государство путём насилия пытается восстановить разрушенное. Но получается уже не органичный и естественный порядок вещей, опирающийся на традицию, а искусственный  его заменитель, который держится почти исключительно благодаря государственному насилию.

16

Вся статья М. Рабжаевой - это история о том, как дерьмо зарождалось, как дерьмо распухало и как это дерьмо сейчас разлилось. И написана она таким дерьмовым языком, будто произошедший разлив дерьма - это само собой разумеющееся природное явление, к которому всем известный кооператив дерьмоводов отношения не имеет.

17

Почему то забыли, что при советской власти в 70-80-х помню был налог на бездетность, который брался только с мужчин! И с меня его брали, пока не было детей, а с моих ровесниц нет. Поэтому после института, когда у всех зарплаты были одинаковые, из-за этого налога я получал меньше своих женщин. Мужчина, мол как только ему стукнет 18 запросто может иметь детей, но сволочь такая не хочет, а бедная женщина хочет, но из-за подлого мужика не может.

18

Ю.Б. написал(а):

Почему то забыли, что при советской власти в 70-80-х помню был налог на бездетность, который брался только с мужчин!

Да, гендеристы как-то про это не вспоминают.

19

При Сталине лишь небольшой просвет был, война заставила.

20

lucky7 написал(а):

При Сталине лишь небольшой просвет был, война заставила.

Ну, по крайней мере, закон о тотальном запрете на установление отцовства вне брака действовал с 1944 по 1968 год. Этот закон притормозил развитие блядства и рост внебрачной рождаемости. Даже в начале 1970-х гг. рождение ребёнка вне брака было позором для семьи и этого стремились избежать. На женщин, которые не вышли замуж лет до 25, смотрели косо. Добрачный секс не приветствовался, мягко говоря. По крайней мере, так моя мать утверждает, и у меня нет оснований ей не доверять.

21

Предыдущий пост подтверждаю. От своей матери слыхал то же самое.

22

При Сталине лишь небольшой просвет был, война заставила.

Ещё один фактор не учитывается.На Западе действовали сторонники Франкфуртской школы. Если бы Сталин действовал против баб жёстче
то вся ихняя работа пошла бы псу под хвост. Скорее всего с этим приходилось считаться.

23

ещё работа по теме Семейного Права.  http://vuzlib.net/beta3/html/1/11137/11258/

24

oleg2222, ну там вообще-то ничего нового нет.

http://d-v-sokolov.livejournal.com/256704.html
Статья из журнала "Родина" о том, как большевики "укрепляли" семью в первые годы своей власти.

25

Владислав! Это ... не знаю кошмар не то слово. Только есть согласишься ли ты или нет не знаю основания думать что то что делали большевики
в 20-е годы сейчас поощряет ...РПЦ?

26

Насчёт Берия данные авторов расходяться с тем что пишет Ю И Мухин в книге "Убийство Сталина и Берия" по версии Мухина "список Берия"
это список Власика коменданта Кремля. На Берия много чего лишнего норовили и норовят повесить. А между тем хорошего он тоже очень немало
сделал.

27

oleg2222 написал(а):

На Берия много чего лишнего норовили и норовят повесить. А между тем хорошего он тоже очень немалосделал.

Что именно?

28

Кстати, из плюсов, позднему Сталину (с моей точки зрения есть ранний и поздний Сталин, и соответственно весь коммунизм и поздний Сталин) можно отметить возврат к дореволюционной гимназической раздельной форме обучения (вплоть до возврата соответствующей формы).

29

Сделать бы опросец у населения, они хоть раз в жизни видели живого педофила, точно знали что он педофил? Потому что если хоть 0.1 опроса видели педофилов, то какого хера вообще происходит?
В саус парке есть серия про истерики на тему насилия над детьми :)) Замечательно так продемонстрировано со стороны))

30

0,1%


Вы здесь » Форум мужского движения » • Составление FAQ и других обзорных материалов » История семейной политики в советский период